Андрей Лагута: ГОРЬКИЙ МЁД ОГНЕЙ ВЧЕРАШНИХ… (004)

Posted on 15 Ноябрь 2012 by Laguta

Онлайн-роман: "Горький мёд огней вчерашних"

 

4.

Первым делом, холодный душ. Бритвой скоблил щетину. Посмотрел в зеркало. С той стороны, на меня глядел понурый мужик, чуть ли не перешагнувший рубеж пятого десятка. Всё было в жизни, и любовь и ненависть и слёзы, и мир и война. И осталось главное, — дочь.

Вот вам и ответ на почти основной философский вопрос, — что останется после. Но думать о таких вещах, конечно рано. Надеюсь, пожить лет десять-пятнадцать, а может, и все двадцать. Больше не надо. Там впереди будут немощь и слабоумие. Это, самоё страшное. Во всём нужно знать собственную норму. Омыл с лица грязную воду. Провёл рукой по выбритым щекам, одел часы, затянул кожаный ремешок на руке. Этот «Восток» ношу уже седьмой год. Знай, подводи пружину. Бегают стрелки без отставаний. Ракеты запускать по ним можно.

Теперь, что? Аню будить, конечно. Она встаёт всегда с трудом и неохотой. Вначале, растормошить крепкий утренний сон, нарушить покой и поставить в своей комнате радиолу погромче. Затем, заварю чайник и вернусь поднимать дочь окончательно.  И надеюсь, вы не подумали, что я обливаю её по утрам водой.

Крутанул ручку радиолы, спустя несколько секунд, как только прогрелись лампы, комнату залила нежная музыка всем хорошо известной радиостанции. Скоро передадут новости. В Женеве всё никак не уладят вопросы по Хельсинским соглашениям. Обстановка в мире, сами понимаете, напряжённая, а войны лишь безумцы хотят.

Но, нечего о шарике думать, когда дочь в школу не поднять. Вначале собственной семьёй займись, — сказал я себе.  Семья, — это первичная ячейка общества. Моя ячейка имеет потери, но не разрушена окончательно. И то, оставляет надежды.

Тронул дверь. Та, как обычно, легко поддалась и распахнула путь в комнату. Но, что за ерунда!?

Давно, ещё в школьные годы, я хорошо запомнил случай на уроке пения. Класс галдел на разные лады, да так, что учительнице, вечно сражающейся с нами классической, а то и патриотической музыкой на пианино, было нелегко. И вот, неожиданно, она поднесла указательный палец к губам, а второй, воздела вверх. Все замолчали, не понимая такого странного жеста. Учительница стояла, будто вслушивалась во что-то только ей понятное. И вот, когда стих самый последний шалун, когда ни один из нас, не посмел даже качнуться и скрипнуть стулом, учительница с удовольствием произнесла:

-        Вы слышите?

В словах её читалась сакральная мистика. Класс обволокла такая тишина, что слышно было бы разве что работу тракторов в далёком поле. Но какие трактора в лютую зиму? Безмолвие такое, что и ветра нет. Мы слушали тишину. Абсолютную. Так было у меня в первый раз. Такое, когда слух неспособен уловить вообще ничего. Тогда, в детстве, мне казалось, что чувство этой глубокой и бескрайней тишины, нечто волшебное и невозможное в принципе вдруг произошло и коснулось нас всех и разом. Обхватило и зажало, или нет, скорее нежно и осторожно накрыло со всех сторон как воздушное шёлковое полотно.

Вот и теперь, я вспоминаю о той истории послевоенного мрачного времени, совсем не спроста. Теперь было как тогда, но только ни учителей, ни класса моего, а лишь я, — поживший мужик, да спящая дочь, а над её головой резвятся, как светлячки, два огонька. И эта, жуткая тишина! Я окаменел, всматриваясь в мерцание полумрака. Что это за хрень такая? Что за блуждающий во тьме огонь? Всё происходящее не походило на привычную реальность, но беспокойные чудеса, начали пробивать вселенную моей жизни как-то уж часто. Слишком часто…

Я тихо позвал дочь. Вот только тишина, подавила голос. Он так и не вырвался наружу. И знаете, ещё одна странность. Запахи. Они преследуют нас всегда и везде. С детства, мы просто принюхались к собственному, и не замечаем к примеру как пахнет воздух из наших лёгких и рта, но они, запахи всё-таки есть, и не быть их не может. Это каждая собака знает. Но мы не звери, и многое упускаем из внимания. Мне казался странным сон предыдущей ночи, и я не смог тогда сказать точно, сформировать полностью мысль, что же там было ещё ни так. Так вот, — запахи. Они полностью пропадали лишь в нереальности. И здесь, их не было тоже, как вкуса в пластмассовых овощах и фруктах из набора игрушек. Неужели, я всё ещё сплю? Не без труда топнул ногой. Движение поддались как-то вяло, будто под гипнозом, напоминая о страшном лесном мороке. Однако, огоньки разом исчезли, а девочка, резко, с криком поднялась и заплакала, как это часто бывает у совсем маленьких детей. Вернулось всё. Мироощущение, будто морской волной нахлынуло и смыло коварный дурман. Я прижал дочь к себе.

-        Что тут случилось?

-        Папа! Папочка, — я не знаю. Я опять была там…

-        Успокойся, Аня! Где была?

Но она и не думала успокаиваться. Разрыдалась ещё сильней.

-        Мне страшно…. – лишь вымолвила она после.

Так, в обнимку, мы сидели минут десять или двадцать, пока я не почувствовал запах газа. Перестоявший на плите чайник, залил пламя конфорки.

На работу я всё-таки чуть не опоздал. Аня в этот раз собралась быстро и умчалась на занятия. Никаких объяснений мне не дала, да и не было их у неё, как я думаю.

Однако, у меня программиста по специальности, а значит, человека с логикой имеющего дружбу, начали появляться смутные, не явленные ещё полностью догадки: там в лесу, это нечто, зацепило нас обоих. Аню сильнее, меня лишь краем. И что же теперь? Принять все странности проявившиеся после: этих светлячков, мои дурацкие ночные полуведения, за случайности, я не мог. Одно вытекало из другого, становилось его частью. Частью странной, не имевшей ни звуков, ни запахов. Пройдёт ли это само, как пост-стрессовый синдром? Надежда слабая.

До института я добрался как обычно, на метро с одной пересадкой и прогулкой через два квартала. Шёл с убеждением, что придётся просить  у начальника отпуск за свой счёт. Работать за комплексами ЭВМ, в таком состоянии нельзя. Как бы ошибок серьёзных не наделать. А с отпуском, ну не получиться в этот раз на юга свалить, да и ладно. Ни в том ведь дело.

Назад, ушёл с середины рабочего дня. Сослался на недомогание. Медсестра выдала в кабинете таблетку, и сама посоветовала отправиться домой и полежать. Вид у меня был жалкий.

Дома, я обвалился на постель, и сомкнул глаза. Даже не слышал, как вернулась со школы дочь.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.

Advertise Here
Advertise Here

Календарь

Ноябрь 2012
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

RELATED SITES

Статистика:



Рейтинг@Mail.ru